С высочайших Гималайских хребтов, то ли спускаясь по горным речкам, то ли принесенные в клювах птиц, добрались к людям, живущим на высотных плоскогорьях в Индии и Непале, невзрачные трехгранные серо-коричневые семена. Гречиха и ее обширное семейство были введены там в культуру уже более 4 тыс. лет назад. Оттуда, из центральноазиатских степей, с великим переселением народов разошлись они по миру и на запад и на восток.
Несмотря на стылый холод в наших бетонных коробках, неумолимо надвигается лето. И совсем уже скоро на лесной опушке, на дворовой лужайке, по сырым местам - по берегам речушки или ручья, в лесных канавах на просеках – следах от козлиного копытца трактора, на сырых пойменных лугах зацветут горцы.

Чем же сегодня удивят нас эти травы?  )
С высочайших Гималайских хребтов, то ли спускаясь по горным речкам, то ли принесенные в клювах птиц, добрались к людям, живущим на высотных плоскогорьях в Индии и Непале, невзрачные трехгранные серо-коричневые семена. Гречиха и ее обширное семейство были введены там в культуру уже более 4 тыс. лет назад. Оттуда, из центральноазиатских степей, с великим переселением народов разошлись они по миру и на запад и на восток.
Несмотря на стылый холод в наших бетонных коробках, неумолимо надвигается лето. И совсем уже скоро на лесной опушке, на дворовой лужайке, по сырым местам - по берегам речушки или ручья, в лесных канавах на просеках – следах от козлиного копытца трактора, на сырых пойменных лугах зацветут горцы.

Чем же сегодня удивят нас эти травы?  )
«Обширны и плодородны земли в верхнем течении Желтой реки. Великая река Хуан-хэ каналами кормит возделанные поля, раскинувшиеся вокруг прямоугольных стен Хара-Хото, сторожевого города-крепости.
Город стоит на границе диких монгольских степей, и хранит покой богатого Тангутского государства – Западного Ся. За высокими глинобитными бастионами в крытых черепицей лавках китайских купцов и буддийских монастырях драгоценный нефрит и тяжелый шелк, тонкие инструменты для ремесленников, древние каллиграфичекие рукописи, ценные гравюры, монеты и бумажные деньги – все это богатство охраняют тангутские воины - остры у них пики и мечи, прочны щиты.
Но уже на западе поднимается пыльная туча – как еще одна великая желтая река текут по степи монгольские всадники, ведомые Чингис-ханом. Огню и мечу предаст он Хара-Хото и все тангутское царство, расчищая войску путь на юг – в плодородные и богатые Цзинь и Сун. Так что и следа почти не останется от когда-то богатого и умелого народа,
Но и для Великого хана есть пределы, положенные Великим Небом – это был его славный последний поход…»
– возможно, что именно так пели сказители по всей монгольской степи, прославляя подвиги Чингиз-хана…

Но кое-что все же осталось от канувшего в Лету тангутского царства.  )
«Обширны и плодородны земли в верхнем течении Желтой реки. Великая река Хуан-хэ каналами кормит возделанные поля, раскинувшиеся вокруг прямоугольных стен Хара-Хото, сторожевого города-крепости.
Город стоит на границе диких монгольских степей, и хранит покой богатого Тангутского государства – Западного Ся. За высокими глинобитными бастионами в крытых черепицей лавках китайских купцов и буддийских монастырях драгоценный нефрит и тяжелый шелк, тонкие инструменты для ремесленников, древние каллиграфичекие рукописи, ценные гравюры, монеты и бумажные деньги – все это богатство охраняют тангутские воины - остры у них пики и мечи, прочны щиты.
Но уже на западе поднимается пыльная туча – как еще одна великая желтая река текут по степи монгольские всадники, ведомые Чингис-ханом. Огню и мечу предаст он Хара-Хото и все тангутское царство, расчищая войску путь на юг – в плодородные и богатые Цзинь и Сун. Так что и следа почти не останется от когда-то богатого и умелого народа,
Но и для Великого хана есть пределы, положенные Великим Небом – это был его славный последний поход…»
– возможно, что именно так пели сказители по всей монгольской степи, прославляя подвиги Чингиз-хана…

Но кое-что все же осталось от канувшего в Лету тангутского царства.  )

Tags